Крупная буржуазия

Адаптивная функция буржуазной семьи проявляется как приспособление личности к буржуазному образу жизни. Нормативной моделью для лиц мужского пола является «деловой человек», бизнесмен. Что касается лиц женского пола, то их роль определяется необходимостью культурно-потребительской реконверсии капитала. Своим обликом и поведением они должны подчеркнуть эстетическую привлекательность капитала. В семье женщины приобретают необходимую изысканность, привлекательность, утонченность.

Обесчеловеченность семейно-брачных отношений капиталистической семьи, следовательно, проявляется в том, что из них выхолощен, вынесен за пределы семьи собственно «мир человека»: интимная и духовная близость, радость человеческого общения, взаимопонимание, поддержка, самоценность личной индивидуальности. Поэтому буржуазный брак порождает суррогаты, заменители истинных чувств: адюльтер, супружескую неверность, романтическую любовь «на стороне»; опосредованные формы общения: искусство, телевизор, театр, другие зрелища и развлечения. Счастье деятельного самоутверждения подменяется роскошью потребления, бытовыми удобствами, сексуальным наслаждением, чувством превосходства и привилегированного положения. Буржуазный брак по-своему прочен, но его стабильность покоится на товарно-денежной основе. Он процветает соответственно объему накопленной стоимости и деловому успеху и рушится вместе с финансовым крахом.